Стихи


Внутри меня живут два человека – мужчина и женщина. Они спорят, советуются, пьют чай! Им очень много лет… Их мысли и фантазии давным – давно вылетели за пределы человеческого разума и бесконечного космоса. Но внешне они всё также слабы и беспомощны, как и раньше.
Но даже с этими слабостями их считают сильными!
Почему? – спросите вы… Да потому, что они способны выражать свои чувства, обнажая свои эмоции и переживания. И ходить по лезвию ножа, обрезая ноги в кровь, но при этом, продолжая писать…
Так что такое поэзия?
Любовь? Да!
Боль? Да!
Мечты? Да, мечты!
Всё что внутри меня, что наполняет и рвётся через край, и превращается в поэтический слог…
Поэзия, это полёт птицы, это свежий воздух и песня соловья на заре, поэзия – это остановка сердца, и каждый раз как маленькая смерть, и неважно, от радости или от горя, поэзия – это моя жизнь…

new
Русская болезнь
Может кажется, на беду,
Просыпаюсь я, но в бреду.
Может кажется, а может и нет.
Этот день другой, хуже всех.

Но проходит он и опять,
Я под утро в крик и в слезах.
Сердце бедное, не унять,
И болит оно… Зачем? Как узнать?

У спокойствия, есть цена.
Души проданные, спят до утра.
А моя болезнь, в чём-то русская,
Лишь в такой душе горе с пустошью.

Не расчётливая, не уверенная,
Может птица я, на том дереве.
И бездомная, не согретая,
И без перьев я, неодетая.

Вот и падаю, да и жмусь к земле.
Этот новый день снова снится мне.
Мой последний день? Лучше промолчать…
И друзей моих, не пугать.

Может кажется, а может и нет.
За окном моим тихо падал снег.
Это было днём. Значит, я не сплю…
Продолжаю жить на краю.

new
Город в снегах
Этот город в снегах – брошенный,
Словно круглая сирота.
Изнемогший да запорошённый,
И смотрящий, увы, в никуда.
Снегопады, они же истина,
Что роняет на землю Бог.
Лишь тропинка едва прочищена,
Самый первый назад не придёт.
Так за что же вы город бросили?
Дорогую мою Москву.
Эти дворники бестолковые,
только могут – гонять листву.
Помнишь, в детстве, уже под сумерки,
Соскребая снега на газон,
Тётя Маша, с глазами грустными,
Говорила нам – Ничего!
А теперь, магистрали быстрые,
и ломают хрущёвки как лом,
Только люди толкают толпами,
Хлеб везущий, застрявший фургон.
new
Никто не запретит мечтать
Никто не запретит мечтать…
На кромке ледяной стоять. И ждать!
Когда в хрусталь, затем в стекло,
И вот туманно и легко… И потекла река,
К моим ногам…
Мечта, подобно башмакам,
Промокшая… до краешка небес.
А рядом, потемневший лес,
Что стал зелёным, с бирюзой,
За ночь, что провели с тобой,
Гадая, будет ли весна…
А та весна, уже пришла!
И будет так с любой мечтой!
Не бойтесь, это славный бой!
Он в мыслях, в сердце и в делах…
Он часть того, что живо в нас,
В минуту каждую, судьбы…
Мечтайте, не боясь мечты!
А коль свершится…
Новый старт!
Ведь реку не направить вспять?
Хотя, возможно разное мечтать!)))
new
Кто другой может так любить?
Я люблю тебя нежно, ласково.
Кто другой может так любить?
Ухожу с полуслова, засветло,
Чтоб другая могла прийти.

Я молчу, даже если хочется…
Не рыдаю в твою постель.
И растрачиваю одиночество,
На закрытую серую дверь.

Кто-то крикнул мне в спину: – Замужем?
– Да! Конечно! – ответила я.
И смотрела на звёзды странные,
Что стыдились такого вранья.

Я люблю тебя! Хуже некуда,
Когда пальцем скребут по стеклу.
И покусанных губ – затерянность,
Неспособность догнать мечту.

Я состарюсь, и буду брошена.
И останусь совсем одна.
Моё прошлое одиночество,
Станет мигом реального сна.

Я куплю себе пса лохматого.
Он немного похож на тебя…
И возможно, я буду счастлива,
Потому что я, не одна.

new
В ожидании...
Под пологом, под покрывалом,
Под мягким, лёгким словно пух…
Под снегом, что летел на землю,
Как стая беззаботных мух.

Под этим чудо – оперением,
Как рассыпное серебро,
Под этим ласковым и нежным,
Как белоснежное перо…

Как крылья Ангела повесы,
Что на земле остался спать.
Как сливки, взбитые до пены,
Как чисто белая кровать.

Под ним, вдыхая ожиданье,
Внимая Божью благодать,
Я пряталась, боясь случайно,
Весну капельную – проспать!

new
Обнуляюсь
Обнуляюсь, не зная, что падаю вниз.
Я сегодня другая, неприятный каприз.
Я умела вчера небеса рассекать,
И в морские глубины без маски нырять.
Я умела…, а впрочем, можно это забыть.
Но уменье летать стало камнем, да вниз.
Раскалённое жерло чужого вранья,
Я ладонями пью. Отпустите меня!
Кто-то шутит смешно, но не в этой судьбе.
Этот странный, опять, подмигнул мне в толпе.
Может он возвратит мои числа – назад,
Я бегом, догоню, буду звать и кричать.
Я проснусь поутру, всё умея как Бог.
Видеть небо до космоса с множеством звёзд.
И шагами любой пересечь океан,
И сказав пару слов усмирить ураган.
Может завтра я вновь разучусь как летать,
Но сегодня я буду нескромно мечтать.
Я готова услышать все песни планет,
Сохраняя в себе свет сожжённых комет.
И людей, всех людей на планете Земля,
Одарить той мечтой, что задумала я.
Никогда, никому вздорных слов не сказать,
И прощать и любить, и дурного не знать.
И семьёю считать этот мир на земле,
Ведь не зря этот странный, подмигнул мне в толпе.
Ты можешь всё!
Я видел, Ангел отмечал твои дары.
Ты можешь всё!
Смотри, внимательней смотри!
Весь мир поделен на миры,
Любой бери…

В твоих ладонях таял снег,
И капая на дно,
Ты превращал его в успех,
В улыбку и тепло!

Я с недоверием смотрел,
Как звёзды взяв в ладонь,
Ты обжигался, но терпел,
Поняв их разговор.

Тела – радушие земли,
Для крыльев, что в душе.
Ты видел каждого уход,
Всех так любя, в себе!

Я видел, Ангел отмечал,
Что ты чудесней всех.
А я стоял чуть позади,
Всё ж веруя в успех.

Ты догадался кем я был?
Туманный синий плащ…
Лицо обычное вполне…
Ах, ты узнал! Не плач!

Всё возвращается назад.
И ты придёшь ко мне.
Надеюсь Ангел угадал,
Доверив мир тебе!

Я обмануться рада…
Я обмануться рада бы была,
Что боль моя придумана не вами.
Что с неба вдруг не подала звезда,
Обрезав меня острыми краями.

Я обмануться рада… хоть кричи,
но сердце обмануть не удаётся…
Прости! И ты меня тогда – прости,
Коль песня эта больше не споется.

Я обмануться рада – тишине,
Приняв её за ласковые звуки,
за шум дождя, за музыку в дожде,
Что впрочем не меняет сути.

Я знала, что однажды – приходя,
И отдавая всё до искупленья,
Настанет миг стеклянного дождя,
И слёз, окрашенных в кровавый цвет забвенье.

Я обмануться рада, что жива…
Да, да… Такое часто происходит.
Никто здесь не бывает – навсегда,
И каждый, не прощаясь в даль уходит…

Прекрасные создания
В том небе, где нет тебя,
Мороз атакует кожу,
Кусает её и гложет,
Ища, где ж моя душа…

И птицы, летят с размаху…
Теряю пальто и шляпу,
Со страху… лечу на плаху,
В том небе – где нет тебя.

Листки, что писала годы,
Склеились в пароходы,
И там, где ещё земля,
Пытаются плыть сюда…

Но им, увы, не под силу,
Бумага лишь с виду – красива,
Но мокнет. Теряет силы.
Не защитив меня…

В том небе, где нет тебя…
Последнее расставанье…
Прекрасные созданья,
чуть позже, всё ж примут меня.

Такие добрые лица…
Наверное, это мне снится?
Окно не закрыла…
синица… и листик календаря…

Летала ли я без тебя?

До остановки сердца, час. (Посвящается людям больным раком)
До остановки сердца – час.
Возможно, я успею…
Всё то, что за сто лет,
другим не совершить.

Успею, как в блокнот,
вписать свои потери,
и боль своих утрат
слезами заглушить.

Успею полюбить…
Пусть даже безответно.
Когда настанет срок…
Ну, что ему страдать…

Успею нагрешить,
Покаявшись внезапно,
Успею не успеть,
дурное совершить.

До остановки сердца – час.
Возможно, я успею…
Всем тем, кого люблю,
сказать, что их люблю.
И ненавидя тех, кого я ненавижу,
Забыть свою вражду,
и разом всех – простить.

Но не успеть за час,
за год, за два, за вечность,
Понять, зачем лишь час,
мне дан…

А дальше – смерть…
Я знаю – для души,
Всё это безопасно,
Но очень жаль, сейчас
мне очи потушить.

Уже остыла боль,
Ушла… Не надо плакать.
И руки как во льду,
И дышится с трудом.
И час почти, прошёл,
Теперь пора прощаться…
Ах, не успела я…
Скажу всё вам, потом….

Комната страха
Я в комнате странной, давно…
И сел телефон, батарейка в часах…
И стены источены в метках-штрихах,
Когда я считала свой страх.

И дверь замурована и не дано,
Мне выбраться в мир по верёвке в окно.
И нет здесь окна, лишь решётка и свет,
Что где-то горит. Но источника нет.

Здесь мог оказаться любой, но не я.
Но тень на полу? Она точно моя.
Я тысячу раз так мечтала уйти,
Но тень мне сказала – Прими и прости!